国立広島・長崎原爆死没者追悼平和祈念館 平和情報ネットワーク GLOBAL NETWORK JapaneaseEnglish
 
Select a language / русский(Russian・ロシア語) / Video testimonial (Смотреть видео-мемуары очевидцев-жертв атомной бомбардировки)
YAMASHINA Kazuko (YAMASHINA Kazuko)
Пол Жен.  Возраст в день бомбардировки 23 
Дата записи 2010.10.27  Возраст на время записи 88 
Место бомбардировки Нагасаки(Расстояние от эпицентра:3.5km) 
Hall site Государственный Мемориальный Комплекс Мира памяти жертв атомной бомбардировки Хиросима 
Dubbed in Russian/
With Russian subtitles
With Russian subtitles 
Ямасина Кадзуко в момент бомбардировки находилась в городе Нагасаки в квартале Хама-мати. Ей было 23 года. Кадзуко была на работе в универмаге, в 3,5 километрах от эпицентра взрыва, когда увидела вспышку и услышала грохот. Она убежала в сторону гор, спасаясь от дыма. Через три дня Кадзуко добралась до дома и обнаружила там погибших родителей. Она даже не смогла их похоронить.
 
"Нет войне! Нет ядерному оружию!" Обращаться с этим призывом к гражданам всех стран госпожа Ямасина считает делом своей жизни. 
 
Эта фотография сделана в апреле 1945 года. В связи с работой отца семья переехала в Нагасаки.
 
[Жизнь в Нагасаки]
В то время я училась на факультете английской литературы, и я помогала отцу с переводом для иностранных гостей и при приёме именитых японцев. Отец держал меня около себя и поручал мне приём таких гостей. В Нагасаки было много иностранцев. Были даже отдельные поселения.
В Нагасаки есть синтоистский храм Сува. В нём на храмовых праздниках собирались иностранцы и посвящали этим праздникам что-нибудь особенное из своих стран. В национальных костюмах. Китайцы, одетые в свою национальную одежду, представляли "Танец дракона". Голландцы надевали голландскую одежду, корейцы - корейскую. В Нагасаки мы были действительно друзьями - местные жители и иностранцы.
Но когда началась война, наша дружба была подорвана. Ещё вчера мы дружили, а сегодня стали их подозревать: а вдруг тот - иностранный шпион, а этот доносит сведения о Японии своей стране? Меня в ту пору поставили на работу, на железнодорожной станции, продавать билеты. Мне надо было наблюдать за тем, какого цвета были глаза и волосы иностранных пассажиров, во что они были одеты, до какой станции следовали,
идокладывать об этом в штаб Западного военного округа. Это была моя работа. Сейчас мне стыдно о ней вспоминать. От того, что мне пришлось подозревать иностранцев, с которыми мы до этого дружили, на душе было тяжело. Но в то время мной двигало чувство патриотизма, и я изо всех сил старалась выполнить свой долг перед родиной.
 
[Атомная бомбардировка]
9 августа рано утром я ушла из дома на работу. Это и спасло только меня одну. Отец и мать остались дома и погибли.Яработала в туристическом агентстве "Тоа". Мой рабочий стол стоял в свободной  комнате универмага в квартале Хама-мати.Навокзале Нагасаки находился главный офис турагентства, а в универмаге было его отделение, в котором я работала.
 
В тот день в 9 часов утра я уже была на работе. Я не слышала звука взрыва. Я вдруг увидела ослепительную вспышку и подумала: "Боже!" После этого я услышала грохот и дребезжание оконных стёкол.Уменя был опыт военной подготовки, поэтому я быстро спряталась под стол. Комнату стал заволакивать дым, поэтому работница универмага сказала: "Бежим на подземный этаж!"Мы спустились в подземную комнату, но и она была в дыму. "Бежим в горы!" - решили мы и побежали в сторону гор Нисияма. Мы убежали в горы, и вид, который открылся нам оттуда, я запомнила навсегда.
 
В ту ночь мы с коллегами спали в горах Нисияма. Подушкой нам служили корни сосны. С собой у нас были важные документы с работы. Мы видели, что небо над западной частью Нагасаки было алого цвета. Этот цвет я не забуду никогда.  "Какой необыкновенный цвет! Никогда ничего подобного не видела. Надо же, как красиво!" - я не могла оторвать свой взгляд от неба.Это продолжалось до самого рассвета. Тогда я не знала, что это горят сто тысяч жителей Нагасаки. Не знала, что это цвет пламени, в котором сгорают мои отец и мать, младший брат и младшая сестра. 
 
Наступило утро, я решила вернуться на работу, спустилась с гор и увидела, что квартал Ураками разрушен.Ярешила пойти домой, но пройти по дороге было невозможно.Тогда я снова пошла в сторону гор, перешла через них, потом через реку.Вечером я подумала: "Как страшно одной! Так хочется поскорее увидеть отца и мать, хочется, чтобы они утешили меня". И пошла в сторону дома. Но вокруг всё горело и горело, пройти было невозможно, и я осталась ночевать под мостом.Под мост мне пришлось спрятаться потому, что в небе постоянно летали американские военные самолёты. Я боялась, что самолёты будут прочёсывать местность пулемётным огнём и меня убьют. Они проводили разведку после атомной бомбардировки.
 
Еще стояла жара, на мне были лёгкие парусиновые туфли.Когда я шла по пожарищу, резиновая подошва туфлей прожглась, идти в них было всё равно что босиком.Но я так в них и шла. Вокруг были обгоревшие дочерна трупы -невозможно было понять, кто это.Наконец я нашла спортплощадку Медицинского Института Нагасаки и добралась до своего дома, однако узнать его было невозможно. Там были трупы, я подумала, что это трупы детей, и прошла мимо.Позже я поняла, что это были трупы отца и матери.
 
В то время у нас не было водопровода. В квартале Ямадзато-мати были колодцы. Я увидела колодец. Бадья и всё остальное сгорело. Но я узнала его - это был наш колодец. Потом я внимательно посмотрела на трупы и узнала в них отца и мать. Только самый близкий родственник мог опознать их.  Отец лежал лицом вверх, подняв обе руки. Глаз у него не было. Щёк тоже не было.Он лежал на спине, живота у него тоже не было. Он выглядел в точности как скелет из школьного кабинета биологии, только был чёрного цвета.Мать лежала лицом вниз, кости её поясницы были разрушены. Когда я поняла, что это были отец и мать, я даже не могла плакать. Я просто прильнула к ним.
 
Тут я вспомнила о младшем брате и младшей сестре, стала их искать, но не нашла. Я подумала, что так как они были в школе, вернутся потом.  Тогда я не знала, что в живых осталась лишь я одна, и продолжала ходить вокруг и искать брата и сестру. Я провела на пожарище около 10 дней. Преподаватели Медицинского Института Нагасаки, в том числе сэнсэй, написавший "Оставляя моих любимых детей" (доктор Нагаи), Акидзуки-сэнсэй,
и другие выжившие люди собрались вместе, с ними я и провела эти дни на пожарище.Преподаватели, даже самые умные, говорили: "Город Нагасаки сгорел не весь, в любой момент его могут снова начать бомбить.А в этом месте сгорело всё, поэтому здесь мы в безопасности".
Мы ничего не знали о радиоактивном излучении и продолжали там оставаться.Только позднее я узнала, что все трупы были заражены радиацией.
Каждую ночь я спала на пепелище, держа отца за руку, и положив другую свою руку на бёдра матери. Я ждала, когда вернутся брат и сестра.
 
Есть было нечего. А так как от августовской жары всё время хотелось пить, я пила воду из речки, по которой плавали трупы. Еды не было совсем.  Наступило 15 августа, день когда император объявил об окончании войны, но объявления мы не слышали. Ведь мы были на выжженной земле. Постоянно прилетали американские военные самолёты для наблюдения. Я падала на землю и притворялась мёртвой. Когда самолёты улетали, я вставала и снова шла искать брата и сестру, но так и не нашла.
 
15-го августа я узнала о том, что война закончилась, а 16-го я пошла на вокзал Нагасаки и сообщила о смерти отца. Работник вокзала сказал мне: "Ты и сама выглядишь, как неживая. Уезжай из Нагасаки. Тебе нельзя здесь оставаться". Тогда я снова пошла на пепелище своего дома, взяла в горсть немного останков отца и матери.Вечером я села на поезд, следующий до порта Модзико, и уехала из Нагасаки. Когда мы переезжали в Нагасаки, моего отца встречали с почестями: ведь он был чиновником высшего разряда, приехавшим на должность начальника вокзала Нагасаки.А уезжала я с этого вокзала одна, держа в руке останки родителей, потерявшая брата и сестру.
 
Трупы отца и матери так и остались лежать непогребёнными. У меня не было на это сил, да и земли рядом не было - всё было выжжено. Я сожалею о том, что всё, что я сделала, это взяла с собой горсть останков. Мне и сейчас тяжело бывать в Нагасаки: я думаю о том, где и как могли погибнуть брат и сестра.
 
В Нагасаки переехала семья из восьми человек. Четверо из них - отец, мать, брат и сестра - погибли в результате атомной бомбардировки.
Кадзуко покинула Нагасаки через неделю после бомбардировки. Она страдала от лучевой болезни и много раз была на грани жизни и смерти. Позднее, в поисках работы, она переедет в Осаку. И начнёт свою деятельность как хибакуся. 
 
[Деятельность в защиту мира]
Куда бы я ни обращалась за работой, мне отказывали, ведь я была жертвой атомной бомбардировки - хибакуся. Я переехала в Осаку и работала там приходящей помощницей по дому, но едва сводила концы с концами.И вдруг я прозрела: быть хибакуся - это миссия. Я занялась движением в защиту жертв бомбардировки. Мы хотели создать общество хибакуся в префектуре Осака, с этой целью мы объехали многие города и посёлки.И нам удалось создать общество хибакуся в Осаке. Сейчас я являюсь членом управления Конфедерации жертв атомной бомбардировки. В Японии отклика я не находила, поэтому  поехала за границу, стараясь привлечь внимание людей к страданиям жертв бомбардировки.
 
Почему хибакуся отвергаются обществом?В Осаке у меня не было родственников, поэтому я открыто говорила о том, что я хибакуся. Если бы у меня были родители или дети, мне пришлось бы скрывать этот факт. Я решила, что так как не имею ни родителей, ни детей, обязана говорить о хибакуся, и активно занималась движением в их защиту.
 
За границей ко мне прислушивались, поэтому я много ездила и развивала свою деятельность за рубежом. В Осаке я также посещаю около 20 школ ежегодно, от начальных до старших, с выступлениями о своём жизненном опыте. Иностранные студенты говорили: "Мы ничего не знали о бомбардировке. Спасибо, Кадзуко-сан, за то, что вы приехали к нам и рассказали об этом". В Америке, в Вашингтоне и в Нью-Йорке, мы вместе со студентами участвовали в марше мира. Нас даже пустили в Белый дом. С президентом, правда, встретиться не удалось. Когда я узнала, какая это свободная страна, и пообщалась с американскими студентами, на душе стало легче.
 
Главное, что я хочу сказать: "Нет войне! Нет ядерному оружию!" - только эти слова. Пока я дышу, пока могу говорить, могу ходить,яне устану повторять нашим правнукам: "Война недопустима! Война - это преступление!"Говорить о том, как важно беречь мир - это дело всей моей жизни.
 
Авторство проекта - Государственный Мемориальный Комплекс Мира памяти жертв атомной бомбардировки Хиросима                       
Переводчик - Гутова Екатерина.
Редактор - Такахаси Джумпэй. Координатор перевода - NET-GTAS(Network of Translators for the Globalization of the Testimonies of Atomic Bomb Survivors) 
 
 

Все права защищены. Употребление фото и информационных материалов страницы без разрешения запрещается.
HOMEに戻る Top of page
Copyright(c) Hiroshima National Peace Memorial Hall for the Atomic Bomb Victims
Copyright(c) Nagasaki National Peace Memorial Hall for the Atomic Bomb Victims
All rights reserved. Unauthorized reproduction of photographs or articles on this website is strictly prohibited.
初めての方へ個人情報保護方針
日本語 英語 ハングル語 中国語 その他の言語